RSS лента

Архив рубрики: Россия и Монголия

Книга: Монголия и русско-монгольские отношения первой половины ХХ века

kuzmin_oblo

«Монография посвящена дискуссионным вопросам истории Монголии и русско-монгольских отношений первой половины ХХ века. Основное внимание в книге уделяется концептуальным проблемам истории, внешней политики, историографии Монголии. Для всех интересующихся историей отношений России с восточными странами».

Скачать книгу  (.pdf, 2.04 Мб)

Монголия в передаче «Геоэкономика»

Россия — Монголия: год без виз

Николай Заболоцкий. Рубрук в Монголии

НАЧАЛО ПУТЕШЕСТВИЯ

Мне вспоминается доныне,
Как с небольшой командой слуг.
Блуждая в северной пустыне,
Въезжал в Монголию Рубрук.

«Вернись, Рубрук!» — кричали птицы
«Очнись, Рубрук! — скрипела ель. —
Слепил мороз твои ресницы,
Сковала бороду метель.

Тебе ль, монах, идти к монголам
По гребням голым, по степям,
По разоренным этим селам,
По непроложенным путям?

И что тебе, по сути дела,
До измышлений короля?
Ужели вправду надоела
Тебе французская земля?

Небось в покоях Людовика
Теперь и пышно и тепло,
А тут лишь ветер воет дико
С татарской саблей наголо.

Тут ни тропинки, ни дороги,
Ни городов, ни деревень,
Одни лишь Гоги да Магоги
В овчинных шапках набекрень!»

А он сквозь Русь спешил упрямо,
Через пожарища и тьму,
И перед ним вставала драма
Народа, чуждого ему.

В те дни, по милости Батыев,
Ладони выев до костей,
Еще дымился древний Киев
У ног непрошеных гостей.

Не стало больше песен дивных,
Лежал в гробнице Ярослав,
И замолчали девы в гривнах,
Последний танец отплясав.  Читать далее

Монголия: светлые перспективы динамичного развития (статья)

Автор: Владимир Грайворонский, д.и.н., зав. сектором Монголии, в.н.с. отдела Кореи и Монголии Института востоковедения РАН, эксперт РСМД

Монголия, находившаяся еще несколько десятилетий назад на периферии международной политики, в последние годы привлекает к себе все больше внимания мировой общественности, политиков, политологов, экономистов, бизнесменов и СМИ. Так, в российской печати недавно появился целый ряд статей с неоднозначными оценками процессов, происходящих в соседней дружественной стране. (1 , 2 , 3 )

Эксперты Всемирного банка, Международного валютного фонда, «Frontier Securities» и других международных организаций относят Монголию к числу стран, которые в краткосрочной перспективе будут развиваться наиболее высокими темпами. По прогнозу исследовательской группы «The Economist Intelligence Unit», аналитического подразделения британского журнала «The Economist», сделанному в конце 2012 г., в ближайшие годы экономика Монголии будет расти в среднем на 13% в год (список стран возглавляет Макао с 14%). Недавно газета «Financial Times» ввела в оборот новый термин – «страны М-3». Под этим термином понимают Монголию, Мозамбик и Мьянму – страны, обладающие значительными природными богатствами и лидирующие в мире по темпам экономического развития.

По прогнозам специалистов Всемирного банка, в ближайшие десять лет экономика Монголии будет расти в среднем на 15% в год, а Мозамбика и Мьянмы – на 10–12%. Фактически ВВП Монголии в 2011 г. вырос на 17,3%, а в 2012 г. – на 12,3%. В 2013 г. наблюдалось незначительное замедление темпов роста, связанное с ухудшением глобальной экономической конъюнктуры, сокращением объемов иностранных инвестиций и экспорта монгольского угля в Китай, а также с трудностями, возникшими в ходе реализации инвестиционного соглашения с ТНК «Rio Tinto» об освоении месторождения Оюу-Толгой. Читать далее

Россия-Монголия-Китай

Очень хорошая статья Сергея Радченко о российско-монгольских и китайско-монгольских отношениях: Sino-Russian Competition in Mongolia. В ней очень хорошо показаны причины провальной политики России в Монголии и непонимание российской властью тех изменений, которые произошли в Монголии после 1990 г. Сергей очень точно подметил тот факт, что Монголия все больше и больше становится самостоятельным игроком, у страны появилось так называемое agency.

Россия потратила огромное количество средств, как политических, так и финансовых (списали советский долг $11.4 млрд, а потом и 97,8% нового, равного US$172 млн.) ради возвращения в Монголию, Путин и Медведев приезжали в страну и лично пытались возродить связи и включить страну в сферу российского влияния, но Москве не удалось добиться желаемого.

Почему так произошло? Автор дает следующий ответ. Во-первых, Москва довольно плохо представляет политическую ситуацию в Монголии (к вопросу о необходимости монголоведения) и делала ставки не на тех игроков. Путин поддержал Н. Энхбаяра, который не только потерял власть, но и оказался в тюрьме по обвинению в коррупции. А Ц. Элбэгдоржа, сменившего его на посту президента, Путин проигнорировал во время своего визита в 2009 г. Премьер-министр С. Баяр, обещавший России лицензии на добычу ископаемых, ушел в отставку. Кроме того, в Москве не поняли, что Баяр говорил не от имени Монголии, а от имени своей партии и от своего лично. Ошибкой России стало то, что мы сделали ставку на МНРП, которая разделилась на две партии и проиграла выборы ДП.

Провал Москвы объясняется не только недальновидностью Путина, но и непониманием того, что политика маневрирования между Китаем, Россией и Монголией — стала ключевым аспектом монгольской внешней политики, по этому поводу у местных элит есть консенсус. Ни один из политиков, независимо от партии, не будет отстаивать в одностороннем порядке интересы Москвы, Китая или Запада.

Политика в отношении Китая определяется двумя факторами: пониманием, что это основной экономический партнер, и страхом перед «китайской угрозой». Но интересно другое. Осенью 2013 г. визит монгольского премьера Алтанхуяга в Китай совпал с визитом премьера Медведева. Первый уехал с соглашением о поставках в Китай угля, второй — с договором об увеличении поставок нефти в Китай. Как отмечает Сергей, странным образом Монголия и Россия конкурируют между собой за китайский рынок. Это очень любопытный поворот: если раньше было больше общего между Россией и Китаем (два соседа-гиганта небольшой страны), то теперь две совсем разных страны объединены по одному из своих ключевых критериев — сырьевой направленности экономики.

Как пишет Радченко, Россия выбрала изначально неверный способ продвижения своих интересов, который базировался на идее, что Монголия нуждается в сотрудничестве с Россией, чтобы препятствовать росту китайского влияния. Однако это создало впечатление, что Россия держит Монголию в заложниках, используя свою долю в УБЖД и препятствуя реализации проектов, в которых РФ не заинтересована. Затем Москва не понимает, что концепция «третьего соседа» и постоянное маневрирование монголов между разными странами, это не заговор прозападных политиков, а результат консенсуса элит.

Китай, в отличие от России, добился своих целей, не предпринимая особых усилий и без давления. Однако, как считает автор, экономические успехи необязательно приведут к росту политического влияния Китая.

Монголия таким образом является и объектом геополитической борьбы, и важным игроком. Ее мотивации, порой, сложно разгадать, т.к. они являются следствием сложной и непредсказуемой внутриполитической ситуации.

Еще по теме: Jargalsaikhan Mendee. Keeping Neighbours Closer: Beijing’s Geopolitical Pitch.

Использование русского языка монгольскими учеными

К. Этвуд в своей статье приводит любопытные данные относительно того, на каком языке делали свои доклады монгольские ученые на международных конгрессах монголоведов.

  • 1959 г., 16 ученых: монг. яз. (88%), русский (13%), англ. (-).
  • 1970, 45 ученых: монг. (7%), русский (69%), англ. (24%).
  • 1976, 63 ученых: монг. (29%), русский (65%), англ. (6%).
  • 1982, 72 ученых: монг. (21%), русский (79%), англ. (-).
  • 1992, 42 ученых: монг. (93%), русский (2%), англ. (5%).
  • 1997, 80 ученых: монг. (94%), русский (-), англ. (6%).
  • 2002, 94 ученых: монг. (95%), русский (-), англ. (5%).

Источник: Atwood P. Christopher. Is There Such a Thing as Central/Inner (Eur)Asia and Is Mongolia a part of It? //Mapping Mongolia.