RSS лента

Архив за месяц: Декабрь 2013

Иркутская губерния (1900-1930)

chum
lam

Иркутская губерния (1900-1930), a set on Flickr.

Деревенская жизнь Иркутской губернии в 1900-1930 годах.
Источник: humus.livejournal.com

Две книги по средневековой истории монголов и новый журнал.

1) Rashīd al-Dīn. Agent and Mediator of Cultural Exchanges in Ilkhanid Iran edited by Anna Akasoy, Charles Burnett and Ronit Yoeli-Tlalim.  London – Turin 2013. Ведущие монголоведы рассуждают о роли знаменитого визиря ильханидов Рашид ад-Дина как посредника между разными культурами. «Каким образом соединялись разные или конфликтующие точки зрения? Какие цели преследовал Рашид ад-Дин, собирая информацию о разных религиях и культурах?» — вопросы, на которые попытались ответить авторы.

2) Eurasian Influences on Yuan China ed. by Morris Rossabi. Singapore 2013. Книга, в которой также большое внимание уделено культурным контактам и взаимодействию, но уже Юань с Центральной и Западной Азией.

3) Вышел первый номер журнала «Золотоордынское обозрение«, который издается Институтом истории им. Ш.Марджани АН Республики Татарстан. Известные авторы, интересные темы. первый номер вполне удался.

Девушка с золотым блюдом

Отличный разбор «Истории российского государства» Б. Акунина, показывающий, чем профессиональный историк отличается от того, кто считает себя таковым (Акунин-Чхартишвили — историк-японовед по образованию).

И в нем, помимо прочего, автор пытается найти истоки известной фразы про то, что в Монгольской империи девушка с золотым блюдом/кувшином могла пройти от края до края и сохранить как честь, так и невинность. Самое раннее упоминание об этом, которое я нашел, у Джувейни. В главе о Чагатае: «Из страха перед его ясой и наказанием среди его приближенных царила такая строгая дисциплина, что в его царствование ни один путешественник, пока он находился неподалеку от его войска, не нуждался в охране или сопровождении ни на одном отрезке пути; и, как говорится, хоть и с преувеличением, женщина с золотым кувшином на голове могла идти одна без страха и опасений«.

Two Mongolian women 1919

Ниже цитата из статьи Саломатина, где представлены более поздние приключения этого образа:

«Я хочу, чтобы девушка с золотым блюдом могла пройти от Желтого моря до Черного, не опасаясь ни за блюдо, ни за свою честь», – этот самый распространенный в современном русском узусе вариант данной «цитаты» появился на так давно, после того как был использован в рекламе выпущенной в 2007 году компьютерной игры «Монгол: Война Чингисхана», и сразу же наводнил Рунет. Фраза эта восходит к двум прототипам: в одном те же слова даются без привязки к Чингисхану, в другом из них речь идет о Чингисхане, однако в тексте уже не говорится о смелых девушках, не опасающихся ни за блюдо, ни за честь.
Первый прототип, с девушками, был создан политологом Фурсовым в 1998 году: «Говорили, что в середине XIII в. девушка с золотым блюдом может пройти от Желтого моря до Черного, не опасаясь ни за блюдо, ни за свою честь» (Фурсов А.И. Срединность Срединной Азии: долгосрочный взгляд на место Центральной Азии в макрорегиональной системе Старого Света // Русский исторический журнал: журнал Института русской истории РГГУ. – Москва, 1998. – Т. I, № 4. – С. 165–185).  Читать далее

Россия-Монголия-Китай

Очень хорошая статья Сергея Радченко о российско-монгольских и китайско-монгольских отношениях: Sino-Russian Competition in Mongolia. В ней очень хорошо показаны причины провальной политики России в Монголии и непонимание российской властью тех изменений, которые произошли в Монголии после 1990 г. Сергей очень точно подметил тот факт, что Монголия все больше и больше становится самостоятельным игроком, у страны появилось так называемое agency.

Россия потратила огромное количество средств, как политических, так и финансовых (списали советский долг $11.4 млрд, а потом и 97,8% нового, равного US$172 млн.) ради возвращения в Монголию, Путин и Медведев приезжали в страну и лично пытались возродить связи и включить страну в сферу российского влияния, но Москве не удалось добиться желаемого.

Почему так произошло? Автор дает следующий ответ. Во-первых, Москва довольно плохо представляет политическую ситуацию в Монголии (к вопросу о необходимости монголоведения) и делала ставки не на тех игроков. Путин поддержал Н. Энхбаяра, который не только потерял власть, но и оказался в тюрьме по обвинению в коррупции. А Ц. Элбэгдоржа, сменившего его на посту президента, Путин проигнорировал во время своего визита в 2009 г. Премьер-министр С. Баяр, обещавший России лицензии на добычу ископаемых, ушел в отставку. Кроме того, в Москве не поняли, что Баяр говорил не от имени Монголии, а от имени своей партии и от своего лично. Ошибкой России стало то, что мы сделали ставку на МНРП, которая разделилась на две партии и проиграла выборы ДП.

Провал Москвы объясняется не только недальновидностью Путина, но и непониманием того, что политика маневрирования между Китаем, Россией и Монголией — стала ключевым аспектом монгольской внешней политики, по этому поводу у местных элит есть консенсус. Ни один из политиков, независимо от партии, не будет отстаивать в одностороннем порядке интересы Москвы, Китая или Запада.

Политика в отношении Китая определяется двумя факторами: пониманием, что это основной экономический партнер, и страхом перед «китайской угрозой». Но интересно другое. Осенью 2013 г. визит монгольского премьера Алтанхуяга в Китай совпал с визитом премьера Медведева. Первый уехал с соглашением о поставках в Китай угля, второй — с договором об увеличении поставок нефти в Китай. Как отмечает Сергей, странным образом Монголия и Россия конкурируют между собой за китайский рынок. Это очень любопытный поворот: если раньше было больше общего между Россией и Китаем (два соседа-гиганта небольшой страны), то теперь две совсем разных страны объединены по одному из своих ключевых критериев — сырьевой направленности экономики.

Как пишет Радченко, Россия выбрала изначально неверный способ продвижения своих интересов, который базировался на идее, что Монголия нуждается в сотрудничестве с Россией, чтобы препятствовать росту китайского влияния. Однако это создало впечатление, что Россия держит Монголию в заложниках, используя свою долю в УБЖД и препятствуя реализации проектов, в которых РФ не заинтересована. Затем Москва не понимает, что концепция «третьего соседа» и постоянное маневрирование монголов между разными странами, это не заговор прозападных политиков, а результат консенсуса элит.

Китай, в отличие от России, добился своих целей, не предпринимая особых усилий и без давления. Однако, как считает автор, экономические успехи необязательно приведут к росту политического влияния Китая.

Монголия таким образом является и объектом геополитической борьбы, и важным игроком. Ее мотивации, порой, сложно разгадать, т.к. они являются следствием сложной и непредсказуемой внутриполитической ситуации.

Еще по теме: Jargalsaikhan Mendee. Keeping Neighbours Closer: Beijing’s Geopolitical Pitch.

Монгольский язык в Google translate

В переводческий сервис GoogleTranslate теперь добавлен монгольский язык.

Материалы по буддизму

The Buddhist Forum — журнал, издававшийся School of Oriental and African Studies, University of London и Institute of Buddhist Studies, UK. Шесть выпусков в свободном доступе.

Фильм о Тензин Палмо, второй женщине западного происхождения, которая стала монахиней в тибетском буддизме. Она известна тем, что провела 12 лет в пещере в Гималаях, из которых три года в медитационном ретрите.

Buddhisdoor — журнал по буддизму.

Книга: японско-монгольские отношения 1873-1945

japan_mongJames BoydJapanese-Mongolian Relations, 1873-1945. Faith, Race and Strategy.

Книга австралийского ученого Джеймса Бойда, не новая (2010 г.), но достойная внимания. Подробное и глубокое исследование наиболее интересного, противоречивого и богатого событиями периода монгольской, да и вообще азиатской истории. По словам К. Этвуда, «сильная сторона исследования Бойда в том, что оно охватывает полный список японцев, которые активно участвовали в событиях во Внутренней Монголии». Кроме того, книга вводит в научный оборот новые данные.

Как пишет Моррис Россаби, наиболее захватывающий аспект  книги Бойда — это восприятие японцами своих отношений с Монголией как особенных. «У японцев было романтическое видение своей связи с Монголией, которое восходит к доисторическим временам Монголии как источнику японской культуры. Историки поддерживали эту идею, указывая на шаманизм и буддизм, которые сосуществовали в обоих странах, а некоторые националисты утверждали, что Минамото но Йошицунэ не погиб в 1189 г., а бежал на материк и назвался Чингис-ханом».