RSS лента

Конференция: Тюрко-монгольский мир в прошлом и настоящем

ИНСТИТУТ ВОСТОЧНЫХ РУКОПИСЕЙ РАН
ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО №1

16—17 февраля 2015 года состоится научно-практическая конференция

«Тюрко-монгольский мир в прошлом и настоящем», посвященная памяти Сергея Григорьевича Кляшторного (1928—2014), видного российского тюрколога широкого круга научных интересов, профессора ряда российских зарубежных университетов, внесшего значительный вклад в изучение истории и культуры тюркских и монгольских народов.

Место проведения: Институт восточных рукописей РАН. Ново-Михайловский дворец, Дворцовая наб. д. 18. Санкт-Петербург, Россия.

Читать далее

Бакула Ринпоче и храм Гэсэра (фото)

bakula

Бакула Ринпоче, г. Чойбалсан (Монголия), 1992 г.

geser_sum

Храм Гэсэра, Кобдо, 1910 г.

Юная беркутчи

girl_hunter

A 13-year-old eagle huntress in Mongolia By William Kremer.

Дорогами дхармы

Очень хороший фильм о бурятских буддистах в Индии.

Амдосцы: Дневник путешествия по Восточному Тибету — из дневников известного российского тибетолога Ирины Гарри.

Портреты российских лам.

Фанерная юрта для кочевников-хипстеров

Британские дизайнеры спроектировали юрту, которая на 50% легче обычной и помещается в легковом автомобиле.

MG_0331

Диаметр: 4м
Площадь: 12.57 кв.м
Вес: около 110 кг
Высота: 1.2 м/2.6 м
В сложенном состоянии: 1.2 x 0.8 x 0.5м
Материалы: судостроительная фанера, брезент, нерж. сталь, полиэстер
Цена: $7,500

MG_0291

 

Выглядит стильно и технологично.

MG_0122

 

Сайт производителя www.trakke.co.uk
Статья в Wired.

Еще фото  Читать далее

Исторические и духовные связи Тибета с Россией, Индией и Монголией (круглый стол)

Институт востоковедения РАН наук планирует 12 ноября 2014 г. проведение круглого стола на тему «Исторические и духовные связи Тибета с Россией, Индией и Монголией«.
Адрес: 107031, Москва, ул. Рождественка, д. 12, Институт востоковедения РАН.
Проведение круглого стола приурочено к объявлению 2014 г. «Годом Его Святейшества Далай-ламы».
В ходе круглого стола предлагается обсуждение следующих проблем:  Читать далее

Тибетоцентризм и монгольский буддизм

Цитата из Elverskog J. Tibetocentrism, Religious Conversion and the Study of Mongolian Buddhism // The Mongolia-Tibet Interface: opening new research terrains in Inner Asia: Proceedings of the Tenth Seminar of the International Association for Tibetan Studies, Oxford, 2003. — Leiden, Boston: Brill, 2007. — P. 59-80.

Полный перевод статьи на русский сделан C. Куваевым и находится в его блоге.

«…даже несмотря на то, что в последнее время некоторые исследователи убеждают нас в обратном, (12), Тибет — это до сих пор Тибет, интеллектуальный и культурный колосс, в то время как Монголия, а монголоведение в особенности — это его бастард, приёмыш. Все мы слышали анекдот о филологе, изучающем монгольский, чтобы лучше читать по-тибетски. Таким образом, внутри парадигмы, маргинализующей монголов перед лицом тибетцев, должен быть озвучен вопрос — каковы историографические предпосылки тибетоцентризма? Монголам не только отводится вторичная роль в их собственной религиозной истории, они не имеют даже своего «собственного» буддизма. И правда, почему, не задумываясь, мы называем монголов «тибетскими буддистами», в то время как бирманцев мы можем назвать «тайскими буддистами» уже не столь смело? Опять же, у нас не возникает проблемы представить немца, практикующего тибетский буддизм, а вот слова: «Мой немецкий друг — монгольский буддист» — уже звучат странно, если не сказать «нелепо». Отчего так? Как поздний тантризм, созданный в Тибете, может оставаться тибетским и вне Тибета? Или, более точно: почему мы инстинктивно полагаем, что монгольского буддизма не существует? Мы, в некотором роде, можем спросить себя, нет ли в этой парадигме некоего «эпистемологического насилия»? (13)

В том же ключе мы можем спросить самих себя, почему мы так легко принимаем за должное тот факт, что монголами тибетский язык используется в качестве богослужебного — как если бы это было чем-то естественным, или даже хорошим? Изначально монголы не полагали, что это хорошо — отчего же так должны думать мы? Общеизвестно, что первым, что сделали монголы после становления буддистами в XVI в., был перевод Дхармы на монгольский. И даже потом, с успехами тибетизации, проводившейся в рамках цинского проекта по созданию транснациональной буддийской идеологии в XVIII в., монгольские буддийские лидеры, такие как Мэргэн-гэгэн и Агвандорж, подвергали сомнениям необходимость этого. (14) Они задолго до Бенедикта Андерсона признавали язык и местную литературу в качестве важных средств в противостоянии маргинализации и гегемоническим нарративам, идущим извне. И они справедливо оспаривали посылы тибетизации. Например, в колофоне к ритуальному тексту XIX в. о местных божествах в Монголии Агвандорж писал:
Эти книги в основном были написаны нашими предками для подношения жертв владыкам мира, и чрезвычайно благословенны. Они долгое время доказывали свою благословенность, мы унаследовали их в таком виде, но, поскольку большинство их написано по-тибетски и некоторые владыки земли их не понимают, (молитвы) не достигали цели, и большинству простых монголов они были незнакомы. И всё же, дословно переведённые на монгольский с тибетского, они на монгольском трудны для понимания, для монгольского плохо приспособлены, было сложно понять их подлинный смысл, на самом-то деле точный и правильный. По-моему, если мы будем готовить монгольскую пищу для владык монгольского мира, и будем произносить свои соображения и пожелания по-монгольски, никак иначе, кроме как благотворно для нашей монгольской земли, это быть не может. Кроме того, я намеревался сделать содержание (текста) доступным для простых монголов, обращая таким образом их в верующих (Tatár 1976: 33)».

Отслеживать

Get every new post delivered to your Inbox.

Join 673 other followers