RSS лента

Современный монголо-тибетский поп-арт

art_khan

Solongo Mellecker

art_mikey

Отсюда

«Запад и Восток: регионы в трансграничном взаимодействии» (интернет-конференция)

Алтайская школа политических исследований, Алтайский государственный университет (кафедра всеобщей истории и международных отношений), Конгресс интеллигенции Алтайского края, Российская ассоциация политической науки, Российский гуманитарный научный фонд приглашают вас принять участие в интернет-конференции на тему: «Запад и Восток: регионы в трансграничном взаимодействии».  Читать далее

Современные данные о древней и средневековой истории Монголии (семинар)

kradin

23 марта (в понедельник) в 16:30 (ауд. Г-429) состоится методологический семинар Кафедры этнологии исторического факультета МГУ, на котором выступит член-корреспондент РАН, заведующий Кафедрой всеобщей истории, археологии и антропологии Школы гуманитарных наук Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) Николай Николаевич Крадин с докладом «Современные данные о древней и средневековой истории Монголии».

Н.Н.Крадин расскажет о Монголии — стране кочевников, о тех переменах, которые произошли в кочевом образе жизни за последние четверть века, а также о новейших открытиях в области древнейшей истории страны.

Приглашаются все желающие!

Статистика по религиям в Улан-Баторе

Опубликованы новые данные о религиозных организациях в Улан-Баторе. На конец 2014 г. в Улан-Баторе оказалось 372 храма (включая дома для собраний) 10 деноминаций, как имеющих лицензию на религиозную деятельность, так и не лицензированных. Из них:

  • 28,5% — буддийские
  • 5,9% — шаманские (22 группы)
  • 61,3% — христианские, включая 7 католических церквей
  • прочие — 5 групп, представляющие бахаи, Церковь Муна, синто и индуизм.

76%, или 283 храма имеют официальную регистрацию.

rel_ub_1
Большинство «храмов» — 62,4% — находятся в юрточных районах города, из них 158 (66.1%) христианские церкви и юрты.
Эти церкви и храмы в основном находятся в 1 и 2 микрорайонах (хороо) Сонгинохайрхан (Толгойт); 14 микрорайоне Хан-Уул; 2, 14 и 19 микрорайонах Баянзурх (Дари Эх, Нарантуул Зах, Шар Хад).

На сайте статистической службы можно посмотреть более детальную информацию. Так, в Улан-Баторе представлены все школы тибетского буддизма: гелугпа (60), ньингмапа (28), кармапа (1), сакьяпа (1), а также прочие (16).

Из 228 христианских организаций:

  • протестанты (95)
  • евангелисты (53)
  • методисты (13)
  • баптисты (18)
  • свидетели Иеговы (1)
  • православные (1)
  • мормоны (6)
  • адвентисты (5)
  • пятидесятники (12)
  • пресвитериане (15)
  • пропетриане (1) — это кто такие? опечатка?
  • прочие (8)

Классификация вообще загадочная, и в ней затерялись католики. В результатах другого поиска на том же сайте, католики («католик») вообще показываются отдельно от других христиан («христ»).

Преобладающее число христианские церквей, конечно, не означает повальной христианизации монгольской столицы. Большинство христианских храмов — это небольшие дома или вообще юрты. Исключение — православный храм, католические церкви и мормонские храмы. Буддийских храмов меньше, но больше крупных и больше верующих.

На вышеупомянутом сайте можно посмотреть карту города и уточнить, какие именно организации входят в ту или иную группу. В частности, обнаружился «храм» Оомото-кё, который, возможно, вошел в статистику как храм синто.

rel_ub_2

Молитвенные барабаны

0templewheels590

by Susan Mayclin Stephenson

Буддизм в работах Верещагина

vere_molelna

В. В. Верещагин. Калмыцкая молельня. 1869—1870

ver_lama

В. В. Верещагин. Калмыцкий лама. 1873 г.

ver_sikkim

В буддийском монастыре Чингачелинг в Сиккиме

Книжные новинки

AmitaiCOVER4.inddNomads as Agents of Cultural Change: The Mongols and Their Eurasian Predecessors. Editors: Amitai, Reuven; Biran, Michal. Авторы данной коллективной монографии показывают, что номады были не просто пассивными «переносчиками» идей, а были активными агентами культурных изменений.

Sinophobia: Anxiety, Violence, and the Making of Mongolian Identity. Bille, Franck. 

bille

Franck Billé подвергает критике распространенные объяснения антикитайских настроений в Монголии (страх потери независимости, культурные различия, маньчжурское прошлое и т.п.). По мнению автора, синофобия зародилась в позднесоциалистический период и под влиянием русских, в результате интернационализации русских представлений об Азии. Другими словами, в основе нелюбви монголов к китайцам лежит стремление самих монголов дистанцироваться от своей «восточности». А (воображаемое) присутствие Китая везде и потенциально в каждом порождает атмосферу недоверия, подозрения и паранойи.

iranThe Mongol Empire Between Myth and Reality: Studies in Anthropological History (Iran Studies) by Denise Aigle. Особенно любопытная здесь глава про ислам и шаманизм.

From Yuan to Modern China and Mongolia: The Writings of Morris Rossabi. Статьи известного американского монголоведа М. Россаби.

Inner Asia and the Spatial Politics of Empire. Archaeology, Mobility, and Culture Contact by Honeychurch, William. Любопытная книга. На основе археологических данных (в основном по хунну) автор пытается показать, что кочевники не были просто отсталой, зависимой периферией Китая, а субъектом исторических процессов во Внутренней Азии.

Отслеживать

Get every new post delivered to your Inbox.

Join 726 other followers