RSS лента

Архив метки: монгольский буддизм

Mongolian Buddhism in Practice

buddhapestThe international workshop “Mongolian  Buddhism in Practice”, 24–25 April, 2017 at Eötvös Loránd University (ELTE), Budapest, Hungary.

The workshop is organized by different institutes of Eötvös Loránd University (Department of Mongol and Inner Asian Studies, Research Centre for Mongol Studies, Budapest Center of Buddhist Studies), the Hungarian Academy of Sciences (Research Centre for Humanities, Institute of Ethnology), and the Embassy of Mongolia in Hungary.
Following the success of the workshop “Mongolian Buddhism: Past, Present and Future” in April 2015, the second international forum “Mongolian Buddhism in Practice” is planned for 24–25 April, 2017 in Budapest. This forum is for scholars and monks to present their work on different aspects of Mongolian Buddhist practice. In accordance with speakers’ own specific research interests, presentations can cover any aspect of Mongolian Buddhism and Buddhicised folk religion including monastic life, education, rites, religious texts, chanting, contemplation, the cult of objects of worship, connections with nature, devotees, other religions, and any other approaches of old and contemporary practices.
The workshop will focus not only on the Buddhism of Mongols living in the present area of
Mongolia, but will cross the border to the beliefs and practices of Mongols living in China, Russia or other places in the diaspora. The distinctiveness of Mongolian Buddhism in practice will be revealed through presentations and round-table discussions. The academic papers will be published in DVD and book format. Читать далее

Реклама

«Новая опасность для буддизма Монголии»

Любопытная статья. Там есть с чем поспорить (как обычно, автор сильно преувеличивает роль христианских миссионеров, рассматривая их как причину упадка буддизма и пр.) , и очевидно, автор также заинтересованное лицо и продвигает протибетскую позицию гелуг. Возникает вопрос: что лучше — «северная религия Джебцзундамбы», дистанцирующаяся и от Тибета, и от Китая, или протибетский гелуг со всеми вытекающими проблемами? Видимо, одной единой сангхи уже не будет, будут разные общины с разными интересами.

Но факт вмешательства Китая в буддийские дела внутри Монголии сам по себе примечателен.

* * *
Буддизм – традиционная религия Монголии. При ней к началу ХХ в. страна достигла высокого уровня духовной культуры и независимости. Затем МНРП под руководством Х. Чойбалсана разгромила буддизм в Монголии. Это было инспирировано сталинским руководством СССР. Возрождение религии без идеологического контроля началось лишь в конце ХХ в. Но буддизм так и не смог восстановить свои позиции. Одной из причин было распространение в Монголии иностранных религий – в особенности, протестантизма, экспортируемого из Южной Кореи и некоторых другими стран. Протестантские и другие чужие миссионеры, фактически, покупают своих последователей за материальные блага. Они сумели оторвать многих монголов от их коренной традиции.
mongol_dalailamaБуддисты должны сплачиваться для развития своей религии. Но этому мешает стремление некоторых монастырей к независимости. Казалось, что этот раздрай удалось преодолеть, когда Богдо-гэгэн Джебцзундамба-хутухта IX был официально признан главой буддистов Монголии. Но его кончина в 2012 г. стала началом сложного периода. Сейчас появились опасные тенденции, о которых надо писать открыто.

Вопрос о легитимности Богдо-гэгэна IX
У большинства буддистов легитимность девятого образа Джебцзундамбы не вызывает сомнений. Ведь он был признан Далай-ламой XIV в полном соответствии с требованиями религии. Даже МНРП, когда запрещала выявлять девятый образ Богдо, указывала необходимость передать решение этого вопроса Далай-ламе. Еще в 1930-х гг.– до того, как Далай-лама XIV подтвердил выявление Джебцзундамбы IX – достоверность этого выявления подтвердил регент Тибета Ретинг Ринпоче. Почему не Далай-лама и не Панчен-лама? Потому что Далай-лама XIII скончался в 1933 г., а Панчен-лама IX тогда жил как беглец в Китае. Они не могли принять участие в выявлении.

Это все известно. Но недавно появились статьи, где достоверность этого выявления оспаривается. Того, кто их написал, ниже обозначу как «автора».

В его первой статье [1] приводятся такие аргументы против легитимности Джебцзундамбы IX. Автор пишет, что после кончины Богдо-хана (Богдо-гэгэна VIII) высшие ламы Монголии нашли в теперешнем Селенгинском аймаке его перерождение – мальчика Т. Лувсандоржа, а в 1928 г., когда вышел закон о запрете выявления хубилганов (тулку), Лувсандорж уже два года назывался девятым Богдо; он умер в 1948 г.
Это все противоречит архивным документам. Лишь часть лам признала этого мальчика перерождением Богдо. Официально он никогда не назывался Богдо-гэгэном IX. Точный год его смерти неизвестен. Автор пишет, что есть традиция выявлять следующий образ Богдо в течение трех лет после смерти предыдущего. Это неверно: нет такой традиции. Число лет может быть разным: это видно из биографий разных перерождений Джебцзундамбы.  Читать далее

Семинар по монгольскому буддизму (Будапешт)

Mongolian Buddhism: Past, Present and Future
International workshop dedicated to the 380th anniversary of the birth of Öndör Gegeen Zanabazar

Workshop dates: April 16–17, 2015
Workshop venue: Eötvös Loránd University, Faculty of Humanities, Hungary, 1088 Budapest, Múzeum krt. 4/B
Working languages: English, Mongolian, Russian
Organized by: Eötvös Loránd University, Department of Mongol and Inner Asian Studies, Research Centre for Mongol Studies, Center of Buddhist Studies, Hungarian Academy of Sciences, Research Centre for Humanities, Institute of Ethnology.

Please register until 31 January, 2015 by sending the title of your presentation to Ágnes Birtalan (birtalan[at]hotmail.com) or Krisztina Teleki (krisztinateleki[at]yahoo.com)!

Читать далее

Новые книги по монгольскому буддизму

Появились две важные книги по монгольскому буддизму:

vesna

Buddhism in Mongolian History, Culture, and Society by Vesna A. Wallace. Это коллективная монография, посвященная самым разным аспектам буддизма в Монголии.

caplonskiИ в декабре вышла долгожданная книга Криса Каплонски (Christopher Kaplonski): The Lama Question: Violence, Sovereignty, and Exception in Early Socialist Mongolia Результат его многолетних исследований решения ламского вопроса в 1920—30-е гг.

Тибетоцентризм и монгольский буддизм

Цитата из Elverskog J. Tibetocentrism, Religious Conversion and the Study of Mongolian Buddhism // The Mongolia-Tibet Interface: opening new research terrains in Inner Asia: Proceedings of the Tenth Seminar of the International Association for Tibetan Studies, Oxford, 2003. — Leiden, Boston: Brill, 2007. — P. 59-80.

Полный перевод статьи на русский сделан C. Куваевым и находится в его блоге.

«…даже несмотря на то, что в последнее время некоторые исследователи убеждают нас в обратном, (12), Тибет — это до сих пор Тибет, интеллектуальный и культурный колосс, в то время как Монголия, а монголоведение в особенности — это его бастард, приёмыш. Все мы слышали анекдот о филологе, изучающем монгольский, чтобы лучше читать по-тибетски. Таким образом, внутри парадигмы, маргинализующей монголов перед лицом тибетцев, должен быть озвучен вопрос — каковы историографические предпосылки тибетоцентризма? Монголам не только отводится вторичная роль в их собственной религиозной истории, они не имеют даже своего «собственного» буддизма. И правда, почему, не задумываясь, мы называем монголов «тибетскими буддистами», в то время как бирманцев мы можем назвать «тайскими буддистами» уже не столь смело? Опять же, у нас не возникает проблемы представить немца, практикующего тибетский буддизм, а вот слова: «Мой немецкий друг — монгольский буддист» — уже звучат странно, если не сказать «нелепо». Отчего так? Как поздний тантризм, созданный в Тибете, может оставаться тибетским и вне Тибета? Или, более точно: почему мы инстинктивно полагаем, что монгольского буддизма не существует? Мы, в некотором роде, можем спросить себя, нет ли в этой парадигме некоего «эпистемологического насилия»? (13)

В том же ключе мы можем спросить самих себя, почему мы так легко принимаем за должное тот факт, что монголами тибетский язык используется в качестве богослужебного — как если бы это было чем-то естественным, или даже хорошим? Изначально монголы не полагали, что это хорошо — отчего же так должны думать мы? Общеизвестно, что первым, что сделали монголы после становления буддистами в XVI в., был перевод Дхармы на монгольский. И даже потом, с успехами тибетизации, проводившейся в рамках цинского проекта по созданию транснациональной буддийской идеологии в XVIII в., монгольские буддийские лидеры, такие как Мэргэн-гэгэн и Агвандорж, подвергали сомнениям необходимость этого. (14) Они задолго до Бенедикта Андерсона признавали язык и местную литературу в качестве важных средств в противостоянии маргинализации и гегемоническим нарративам, идущим извне. И они справедливо оспаривали посылы тибетизации. Например, в колофоне к ритуальному тексту XIX в. о местных божествах в Монголии Агвандорж писал:
Эти книги в основном были написаны нашими предками для подношения жертв владыкам мира, и чрезвычайно благословенны. Они долгое время доказывали свою благословенность, мы унаследовали их в таком виде, но, поскольку большинство их написано по-тибетски и некоторые владыки земли их не понимают, (молитвы) не достигали цели, и большинству простых монголов они были незнакомы. И всё же, дословно переведённые на монгольский с тибетского, они на монгольском трудны для понимания, для монгольского плохо приспособлены, было сложно понять их подлинный смысл, на самом-то деле точный и правильный. По-моему, если мы будем готовить монгольскую пищу для владык монгольского мира, и будем произносить свои соображения и пожелания по-монгольски, никак иначе, кроме как благотворно для нашей монгольской земли, это быть не может. Кроме того, я намеревался сделать содержание (текста) доступным для простых монголов, обращая таким образом их в верующих (Tatár 1976: 33)».

Материалы по буддизму в Тибете, Монголии, Калмыкии и Забайкалье

monk1920

Тибет

Монголия

Калмыкия и Забайкалье

Будет ли восстановлена теократия в Монголии?

Интересная статья Николая Цыремпилова:

Движется ли Монголия к восстановлению буддийской теократии?
В первый день весны 2012 года новостные агентства Монголии взорвались громким известием: в одной из клиник Улан-Батора после трехнедельной госпитализации на 80-м году жизни скончался Богдо-гэгэн IX Джампел Намдрол Чойкьи Гьелцен.

bogdogeg9

В первый день весны 2012 года новостные агентства Монголии взорвались громким известием: в одной из клиник Улан-Батора после трехнедельной госпитализации на 80-м году жизни скончался Богдо-гэгэн IX Джампел Намдрол Чойкьи Гьелцен. Вместе с этим событием начался новый этап истории этой страны. Но кем был этот человек и начало какого этапа знаменует его уход?

Для того чтобы осознать масштаб фигуры Богдо-гэгэна, следует заглянуть в историю Монголии на несколько веков назад. В XVII веке тибетский буддизм уже пустил корни в Монголии. Неспокойные монгольские номады, уставшие от многолетней внутренней усобицы, искали свой центр политического притяжения. Идея о новом великом хане, легитимном наследнике Чингисхана, уже не работала. Уничтожив последнего всемонгольского хана, Цинский император по сути узурпировал его положение. И тогда монголы обратили пристальное внимание на уникальную модель власти, которая к тому времени окончательно оформилась в Тибете – власть перерождающегося буддийского святого. К тому времени в Тибете таких святых насчитывалось уже несколько сотен, и наиболее могущественным из них был Далай-лама. Читать далее